<< Главная страница

Фредерик Браун. Выдающаяся личность




Я расскажу вам о Хэнли, Але Хэнли, человеке настолько бестолковом, что на него давно уже все махнули рукой. И если бы вы только знали, как он жил до появления на Земле дариан, вам никогда бы в голову не пришло слезно благодарить - прочитав мой рассказ - Ала Хэнли.
Когда это произошло, Хэнли был пьян. Впрочем, ничего удивительного. Он был пьян уже много лет и самолюбиво мечтал всегда находиться в подобном состоянии, хотя последнее время трудности возникали перед ним на каждом шагу. Сначала у него кончились деньги, потом друзья, у которых можно было их занять. Составив длинный список, он трудолюбиво обходил всех своих приятелей и в результате был счастлив, когда удавалось перехватить пару долларов.
Он докатился до того, что ему приходилось вышагивать много миль, чтобы одолжить доллар или, на худой конец, хоть двадцать пять центов у людей малознакомых. Долгая прогулка несколько отрезвляла его, - конечно, не до конца, - так что он находился в положении Алисы у Красной Королевы, когда бедной девочке приходилось все время бежать, чтобы остаться на месте.
А приставать к посторонним было небезопасно. Полиция косо смотрела на нарушение порядка и могла засадить его в кутузку. Ночь же, проведенная в кутузке, означала отсутствие выпивки, а Хэнли дошел до состояния, когда после двенадцати часов трезвой жизни у него начиналась бычачья трясучка, которая в сравнении с белой горячкой была все равно что циклон в сравнении с зефиром.
Белая горячка опасна галлюцинациями. Но если вы не полный дурак, то прекрасно понимаете, что на самом деле их не существует. Некоторым даже нравится, что у них появилась хоть какая-то компания. Бычачья трясучка - совсем другое дело. Вы даже представить себе не можете, до какого состояния надо упиться, чтобы выйти на такой уровень, и, когда тебя сажают в тюрьму, лишая возможности пропустить стаканчик, худшей доли придумать невозможно.
От одной мысли о бычачьей трясучке у Эла Хэнли затряслись руки. Правда, это было не особенно заметно, так как в эту минуту он тряс руку старого друга, можно сказать, молочного брата, которого видел всего два раза в жизни при весьма сомнительных обстоятельствах. Звали этого старого друга, верзилу с потрепанной физиономией и репутацией. Детка Эгглстон, а встречались они, естественно, в баре, где Детка работал вышибалой, будучи изгнан из среды боксеров.
Но вам не стоит заострять на нем внимание, потому что он почти не имеет отношения к моему рассказу. Более того, ровно через полторы минуты Детка завопит как резаный, а затем хлопнется в обморок, и более вы о нем не услышите.
Правда, не премину заметить, что если бы Детка Эгглстон не завопил и не хлопнулся в обморок, вам бы не довелось сейчас читать эти строки. Скорее всего, вы в настоящее время добывали бы гланитовую руду в поте лица своего, под зеленым солнцем на окраине нашей Галактики. Не думаю, что это пришлось бы вам по вкусу, так что помните: именно Хэнли спас - и продолжает спасать - вас от столь горькой участи. Не судите его слишком строго. Если бы Три и Девять захватили Детку, вся наша жизнь полетела бы вверх тормашками.
Три и Девять - обитатели Дара, второй планеты вышеуказанной зеленой звезды на окраине нашей Галактики. Само собой, я называю их сокращенно. Имена дариан состоят из цифр, и полное имя Три - 389,057.792.869.223, если перевести его в десятичную систему.
Я уверен, вы простите мне эту маленькую вольность, которую Три и Девять никогда бы мне не простили. Дариане всегда обращаются друг к другу по имени, и опустить цифру или знак считается у них не просто хамством, а ужасным оскорблением. Впрочем, дариане живут значительно дольше, чем мы, поэтому могут позволить себе терять время, тогда как я лишен такой возможности.
В тот момент, когда Хэнли тряс руку Детки, Три и Девять находились примерно в миле над Землей. Нет, не в самолете или космическом корабле и даже не в летающей тарелке (ну, конечно, я знаю, что это такое, и расскажу вам как-нибудь в другой раз, а сейчас меня интересуют лишь дариане). Они со всеми удобствами расположились в пространственно-временном кубе.
Наверное, я должен объяснить, в чем тут дело. Дариане пришли к выводу, - к которому, может, и мы с вами когда-нибудь придем, - что Эйнштейн оказался прав. Материальное тело, летящее со скоростью, превышающей скорость света, превращается в энергию. Вам бы не хотелось превратиться в энергию, верно? Вот и дариане к этому не стремились, когда начали осваивать Галактику.
И все-таки им удалось доказать, что превысить скорость света можно, если одновременно путешествовать во времени. Короче говоря, использовать не пространство, а пространственно-временной континуум. Расстояние, которое они преодолели от Дара до Земли, составляло 163000 световых лет.
Но так как одновременно они отправились на 1630 веков в прошлое, фактическое время их путешествия равнялось нулю. На обратном же пути они отправятся на 1630 веков в будущее и прибудут в исходную точку этого самого пространственно-временного континуума. Надеюсь, я достаточно понятно все объяснил.
Как бы то ни было, они удобно расположились в кубе, невидимом для землян, примерно в миле над Филадельфией (только не спрашивайте, почему они выбрали Филадельфию, - я не знаю, как она может хоть кому-то пригодиться и для чего она вообще нужна). Итак, куб висел над Филадельфией уже четыре дня, в течение которых Три и Девять слушали радиопередачи и изучали местный язык, пока не смогли свободно на нем изъясняться.
Конечно, они ничего не поняли в нашей цивилизации и культуре. Посудите сами, как им было разобраться в мешанине из конкурсов, сентиментальных пьес, реклам, любимцев публики и неустрашимых ковбоев?
Впрочем, плевать они хотели на нашу цивилизацию, как только убедились, что мы не представляем для них опасности, - а убедились они в этом окончательно и бесповоротно к концу четвертого дня. Опять же не упрекайте их за столь нелестное мнение, тем более что они были абсолютно правы.
- Опускаемся? - спросил Три.
- Да, - ответил Девять. Три свернулся на панели управления.
- ...Конечно, я видел тебя на ринге, - говорил Хэнли. - Ты просто молодчага. Детка. Будь у тебя хороший менеджер, ты стал бы чемпионом. У тебя есть задатки. Пойдем пропустим по стаканчику?
- Ты меня приглашаешь, Хэнли?
- Э-э-э, видишь ли, я сейчас на мели, Детка. Но мне необходимо выпить, честное слово. Ради старой дружбы...
- Тебе необходимо проспаться. Ты пьян. Еще рюмка, и у тебя начнется белая горячка.
- Давно началась, - сообщил Хэнли. - Я уже привык. Вон они, за твоей спиной.
Тут Детка Эгглстон, даже не подумав о несуразности подобного поступка, оглянулся. После чего завопил как резаный и хлопнулся в обморок. К ним приближались Три и Девять. Чуть поодаль угадывались смутные очертания гигантского куба, с каждой стороной в двадцать футов, который то появлялся, то словно таял в воздухе. Видимо, это и напугало Детку до полусмерти.
Три и Девять выглядели совсем не страшно. Это были существа червеобразной формы, примерно пятнадцати футов в длину (если их растянуть) и одного фута в толщину посередине, с закруглениями по обеим концам. На их приятного светло-голубого цвета телах не наблюдалось никаких органов чувств, так что представлялось невозможным определить, где голова, а где хвост. Впрочем, это не имело значения: во-первых, они все равно были одинаковы, а во-вторых, приближаясь к Хэнли и лишившемуся чувств Детке, Три и Девять находились в привычном свернутом состоянии и плыли по воздуху.
- Привет, ребята, - сказал Хэнли. - Вы напугали моего друга, забери вас нелегкая. Он бы меня поругал, поругал, а потом поставил бутылочку. Так что с вас причитается.
- Реакция нелогична, - заявил Три. - У второго экземпляра тоже. Берем обоих?
- Нет. Второй, хоть и больших размеров, очевидно, слаб. Одного экземпляра вполне достаточно. Пойдемте с нами.
Хэнли попятился.
- Если вы меня угощаете, я согласен. А если нет, я хочу знать куда?
- На Дар.
- Какой еще дар? Послушайте, мистер, никуда я не пойду, пока вы не поставите мне стаканчик.
- Ты его понимаешь? - спросил Девять у Три. Три отрицательно покачал одним своим концом. - Будем брать силой?
- Не обязательно, если он сам согласится. Послушайте, существо, вы согласны войти в куб добровольно?
- А там есть что выпить?
- Да, заходите.
Хэнли подошел к кубу и ступил внутрь. Он, конечно, не верил, что куб существует на самом деле, но что ему было терять? К тому же, когда у тебя белая горячка, лучше не перечить галлюцинациям. Три свернулся на панели управления и осторожно начал нажимать на кнопки обоими своими концами.
- Мы - в космосе, - объявил он. - Хочу предложить остаться здесь на некоторое время, чтобы лучше изучить данный образец и установить, насколько он пригоден для наших целей.
- Эй, ребята, так как насчет выпить? - С каждой минутой Хэнли беспокоился все больше. Руки у него тряслись, а пауки так и сновали то по спине, то по груди.
- Похоже, он страдает, - заметил Девять. - Возможно, испытывает голод или жажду. Что они пьют? Перекись водорода, как и мы?
- Большая часть их планеты покрыта водой, в которой присутствует хлористый натрий. Синтезировать?
- Нет! - взревел Хэнли. - Только не воду, даже без соли. Мне необходимо выпить. Виски!
- Может, проанализировать его метаболизм? - спросил Три. - Интрафлуороскоп даст ответ через секунду. - Он чуть развернул свое тело и подплыл к непонятному прибору, засверкавшему огнями. - Как странно! Его метаболизм зависит от C2H5OH.
- C2H5OH?
- Да... алкоголь, по крайней мере в основе. Растворенный в определенном количестве H2O, без хлористого натрия, характерного для их морей. Еще несколько ингредиентов в малых количествах. В мозгу и крови присутствуют 0,234% спирта. Видимо, основная его пища.
- Ребята! - взмолился Хэнли. - Я умру, коли не выпью. Хватит вам ругаться. Дайте хоть глоточек.
- Подождите, - сказал Девять. - Вы будете обеспечены всем необходимым. Сейчас настроим интрафлуороскоп и подключим психометр.
Огни засверкали с удвоенной силой, и Девять ото шел в угол куба, где находилась лаборатория. Провозившись не более минуты, он вернулся. Рядом с ним плыла колба, на три четверти наполненная прозрачной янтарной жидкостью.
Хэнли понюхал горлышко, сделал осторожный глоток и вздохнул.
- Я умер, - блаженно произнес он. - Нектар богов. Быть того не может, даже горло не жжет.
- Что это, Девять? - спросил Три.
- Довольно сложный состав, со всеми компонентами, необходимыми его организму. Пятьдесят процентов алкоголя, сорок пять процентов воды. В остальные пять процентов входит огромное количество разнообразных витаминов и минеральных веществ в соответствующих пропорциях, а также микродозы элементов, улучшающих вкусовые качества, - по его понятиям. Нам бы эта гадость пришлась не по вкусу, если б мы могли пить алкоголь или воду.
Хэнли еще раз вздохнул и сделал большой глоток. Его слегка качнуло. Он посмотрел на Три и ухмыльнулся.
- Вот теперь я знаю, что вас тут нет, - сказал он.
- Что он имеет в виду? - спросил Девять у Три.
- Его мыслительные процессы кажутся мне абсолютно нелогичными. Сильно сомневаюсь, что из ему подобных могут получиться хорошие рабы. Придется провести тщательную проверку. Послушайте, существо, как вас зовут?
- Какая разница, дружище? - ответил Хэнли. - Зови меня как хочешь. Вы, ребята, лучшие мои друзья. Я с вами - хоть на край света.
Он приложился к колбе и довольно долго от нее не отрывался, а потом улегся на пол и начал издавать странные звуки, которые Три и Девять никак не могли расшифровать. Нечто вроде: "Сзсзсзсз-хрррр, сзсзсзсз-хрррр, сзсзсзсз-хррр". Они пытались привести его в чувство, но тщетно.
Они провели необходимые наблюдения, сделали несколько анализов и стали ждать. Проснулся Хэнли через несколько часов. Он уселся на полу и пристально на них уставился.
- Не может быть, - сказал он. - Вас тут нет. Ради всего святого, дайте выпить.
Ему вновь протянули колбу, которую Девять наполнил до краев. Хэнли жадно схватил ее и запрокинул голову, потом оторвался от горлышка и блаженно закрыл глаза.
- Не будите меня, - попросил он.
- Но вы не спите.
- В таком случае не кладите меня спать. Теперь я понял. Это - амброзия, похлебка богов.
- Кто такие боги?
- Их не существует. Но они пьют этот напиток. На Олимпе.
- Мыслительные процессы абсолютно нелогичны, - заявил Три.
Хэнли потянул из колбы.
- Здесь есть здесь, - сообщил он, - а дар есть дар, благословенно будь небытие. - Он выпил.
- Что такое небытие? - спросил Три.
Хэнли на мгновение задумался.
- Небытие - это когда не спишь, но спишь, а если получаешь дар, то как наяву.
- Что вы знаете о Даре?
- Он есть, а вас нету. Ваше здоровье, ребята. - Он выпил.
- Слишком глуп, чтобы использовать на любой работе, кроме физической, - сказал Три. - Если он вынослив, можно организовать рейд на планету. Все-таки три-четыре миллиарда жителей. Пусть поработает на рудниках.
- Уррра! - заявил Хэнли.
- По-моему, у него нарушена координация движений, - задумчиво произнес Три. - Но, может, он обладает большой физической силой? Существо, как вас зовут?
- Зовите меня Ал, ребята. - Хэнли осторожно поднялся на ноги.
- Это ваше имя или название обитателей планеты? И, в любом случае, сокращенное или полное?
Хэнли прислонился к стенке и надолго задумался.
- Обитатели, - повторил он. - Вроде как латынь. - Он умолк.
- Мы хотим проверить вас на выносливость. Бегайте от одной стенки к другой, пока не устанете. Давайте, я подержу вашу пищу.
Он пытался притянуть к себе колбу, но Хэнли уцепился за нее обеими руками.
- Еще один глоток, - взмолился он. - Один мааленький глоточек. Потом я побегу куда хотите. Хоть к президенту.
- Может быть, он не наелся, - заметил Три. - Пусть выпьет. Девять.
Выпивка могла оказаться его последней, поэтому Хэнли тянул из горла сколько мог. Потом уставился на четверых дариан, которые, казалось, окружили его со всех сторон.
- Встретимся на скачках, ребята, - сказал он всем четверым. - Ставьте только на меня. Я их всех обскачу. Сейчас глотну еще чуть-чуть...
На сей раз уровень жидкости в колбе действительно понизился ненамного.
- Достаточно, - проворчал Три. - А теперь - бегите.
Хэнли сделал два шага и упал, стукнувшись носом. Он перекатился на спину и затих с мечтательным выражением на лице.
- Невероятно! - воскликнул Три. - Возможно, он пытается обмануть нас. Проверь, Девять.
Девять проверил.
- Невероятно! - согласился он. - Просто невероятно. После столь незначительной нагрузки существо впало в бессознательное состояние. Настолько глубокое, что даже не испытывает болевых ощущений. И оно не притворяется. Этот вид абсолютно не пригоден для Дара. Придется вернуться и подать соответствующий рапорт. И, согласно приказу, захватим его с собой как образец для зоопарка. От посетителей отбою не будет. Мы исследовали несколько миллионов планет, но таких странных и слабых особей встречаем впервые.
Три свернулся на панели управления и принялся нажимать на кнопки обоими своими концами. Через сто шестьдесят три тысячи световых лет и 163 века они очутились на родине, как будто никуда не улетали.
В столичном городе планеты Дар, который управляет тысячами полезных дарианам миров, - и исследует миллионы бесполезных, типа Земли, - Алу Хэнли предоставили в полное его распоряжение просторную стеклянную клетку на видном месте, как яркому представителю самых удивительных созданий во Вселенной.
В центре клетки находится большой бассейн, из которого он часто пьет, и в котором, как известно, нельзя купаться. Бассейн непрерывно пополняется жидкостью непревзойденного божественного аромата, по сравнению с которым лучшее виски на Земле все равно что сивуха по сравнению с виски. Кроме того, в ней растворены все минеральные вещества и витамины, необходимые для человеческого организма.
Эта жидкость не вызывает похмелья и прочих неприятных последствий. Хэнли наслаждается напитком не меньше, чем посетители зоопарка наслаждаются видом Хэнли, глядя, как он пьет, и читая табличку на клетке, которую Три и Девять, памятуя слова Хэнли, озаглавили по-латыни:

АЛКОГОЛИКУС АНОНИМУС
Живет исключительно на диете C2H5OH, с небольшими добавками минеральных веществ и витаминов. Может высказать здравое суждение, но мыслительные процессы полностью нелогичны. Физическая выносливость: в состоянии сделать всего несколько шагов, потом лишается сил. Не представляет коммерческой ценности, но является одной из самых необычных форм жизни, когда-либо открытых в галактике. Место обитания: Планета 3 Солнца ГХ6547-НГ908.

Настолько необычных, что они решили провести курс лечения, в результате которого Хэнли стал практически бессмертен. И хорошо, что так, потому что в зоопарке нет отбою от посетителей, и, случись с ним что-нибудь, дариане могут вернуться на Землю еще за одним экземпляром. И если они наткнутся на вас или на меня, а мы с вами окажемся трезвыми, всем нам придется плохо.
Фредерик Браун. Выдающаяся личность


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация